Как в Гомеле победили бастующие в 1990 году

| Гісторыя

Сегодня сторонники перемен возлагают большую надежду на национальную стачку. Эксперты считают, что существующий режим Александра Лукашенко не выдержит масштабной национальной забастовки. Скептики утверждают, что масштабная стачка сегодня невозможна. 

В истории Гомеля 30 лет назад уже была попытка запустить национальное забастовочное движение. И закончилась она успехом. Флагшток взял интервью у Андрея Толчина — человека, стоявшего у истоков создания стачечного движения Гомеля. В 1990 году молодой рабочий Андрей работал регулировщиком радиоаппаратуры на Гомельском радиозаводе. Советское государство переживало не лучшие времена и погружалось в экономический и политический кризис.  
Вспоминает Андрей Толчин:

Первая забастовка началась в феврале 1990 года в Гомеле на Радиозаводе. По закону того времени в СССР Радиозавод не мог бастовать, так как относился к оборонным предприятием. Но забастовка у нас прошла. Люди просто бросили работу в одну минуту, провели митинг в течение часа, была проведена общезаводская конференция, сформирован забастовочный комитет, были выдвинуты требования к администрации завода и  обращение к другим заводам Гомеля. 


Колонна протестующих Гомсельмаша идет по улице Рогачевской на Чернобыльский митинг 26 апреля 1990 года. В начале колонны — активисты забастовочного комитета завода (с мегафоном Борис Гюнтер – будущий депутат Верховного совета 12 созыва). Фото: vytoki.net 

В последствии завод уже работал, а люди уже вырабатывали требования комитета. Страйк был однодневным, но в результате на предприятии поменялась вся администрация, поменялся директор. Спусковым крючком в организации страйка стала несправедливость в назначении заработной платы. Мы узнали, что на соседнем аналогичном предприятии КБ «Луч», расположенном в нашем здании, рабочие получили по 150 так называемых «гробовых» рублей.



Чернобыльский митинг 26 апреля 1990 года на пл. Ленина под дождем. На ступенях драмтеатра была установлена трибуна, среди демонстрантов были работники Гомсельмаш, Радиозавода, завода имени Кирова, Сейсмотехника.
Фото: vytoki.net

После выбора забастовочного комитета на Радиозаводе требования стали более политизированными. Одним из требований была отмена 6 статьи конституции СССР (в статье закреплялась роль КПСС, как «руководящей и направляющей силой советского общества»), требование «парткомы за ворота» (партком — руководящий орган крупной первичной организации КПСС), чернобыльские требования. Тогда мы обратились к Гомсельмашу. Завод начал с экономических требований. Руководитель заводского страйкового комитета Александр Бухвостов тогда сразу не поддержал политические требования. Это было через месяц после начала нашей забастовки. Потом уже страйки пошли по Беларуси. Но первым в Беларуси начал забастовку Радиозавод в Гомеле.


Чернобыльский митинг 26 апреля 1990 года на площади Ленина (фото: Гомельская Праўда)

Но не нужно путать ситуацию 1990 года с ситуацией 2020 года. Это были совсем разные государства. В той ситуации в страйках была заинтересована местная номенклатура, чтобы вытянуть дополнительные средства из союзного руководства. Поэтому директора заводов не препятствовали забастовочному комитету и даже помогали ему: техникой и транспортом.


Рабочие — участники митинга в сельмашевском цеху/ Фото: vytoki.net

Такого противостояния с милицией, как сейчас, тогда не было: людей не избивали, не сажали, не штрафовали и не увольняли с работы. После к забастовке присоединились и другие предприятия: Станкостроительный завод имени Кирова, ЗИП, Сейсмотехника. Эти заводы не останавливали производство, но свои требования выдвинули. Представители забастовочных комитетов этих заводов сформировали общегородской страйком. Городской страйком стал формулировать общие требования: принятия «чернобыльского закона» о социальном обеспечении пострадавших, о чернобыльских льготах, дезактивации детских садов, предприятий, рабочих помещений.

 Митинг в цеху Гомсельмаша. Вместо сцены — прицеп, выступают Евгений Мурашко, Александр Бухвостов.
Фото: vytoki.net

Тогда в 1990 году работа забасткомов оказалась очень успешной. Многие выдвинутые требования были удовлетворены: был принят закон о чернобыльской зоне, были выделены средства на ликвидацию аварии на ЧАЭС, сдвинулся вопрос по переселению, некоторые дефицитные товары появились в магазинах. Без забастовочного движения эти вопросы никогда бы не были решены.

Флагшток

Байки от прокуратуры: немцы десантировали диверсантов-смертников после освобождения Гомеля, чтобы уничтожить следы геноцида

| Гісторыя

Беларусские прокуроры выдвинули новое «доказательство» того, что в Ченковском лесу (историческое название — Щёкотовский лес) расстреливали мирных жителей исключительно немцы.

Таямніцы заступніцы Палесся: стала вядома, што арыгінал Юравіцкага абраза з Гомельшчыны — не ў кракаўскім касцёле

| Гісторыя

Гомельскія вернікі прыбылі ў касцёл святой Барбары для малітвы аб спыненні вайсковай агрэсіі ля сапраўднага цудадзейнага абраза — аказалася, што яго там няма.

Як выглядалі сустрэчы на Партызанскай Крынічцы 50 год назад і сёння

| Гісторыя

Флагшток знайшоў старую стужку, дзе зафіксаваная сустрэча партызанаў каля помніка Партызанская Крынічка ў лесе каля Новабеліцы. Адсканаваўшы чорна белую стужку, мы пабачылі сціплае мерапрыемства і жывых сведкаў Другой сусветнай. Зараз жа мы прапануем паглядзець на ўнікальныя здымкі, і параўнаць іх з сённяшнім «пераадкрыццём» помніка.

Як да вайны Чарнігаў стаў адным з найлепшых гарадоў Украіны і абышоў шматлікія гарады Беларусі

| Гісторыя

Раней Чарнігаў быў вядомы беларусам, як месца аднадзённага шопінгу, дзе можна закупіцца цукеркамі і гарэлкай. Але да вайны горад моцна змяніўся, а па сваім добраўпарадкаванні абышоў шматлікія гарады Беларусі.

Амаль як сто гадоў таму. Працяг віртуальнай прагулкі па зруйнаванай вуліцы Мільённай

| Гісторыя

Усе абъекты, якія прадстаўлены ніжэй перажылі Другую сусветную вайну, але былі знесеныя ў канцы 1970-х, абы нішто не замінала глядзець на будынак Абласнога камітэта Камуністычнай партыі. Пашанцавала толькі аднаму.